Дело о беззаконии и безнаказанности судебной системы

Исходя из обстоятельств уголовного дела №2013460292. В рамках данного уголовного дела допущено более 250 нарушений норм УПК РМ, УК РМ, Конституции РМ, Европейской Конвенции По Правам Человека и Основных Свобод, что говорит о фальсификации дела. Но суды, органы прокуратуры откзываются констатировать данные нарушения.
Таких как: – Протокол проверки показаний на месте преступления и воспроизведения события преступления от 08.11.2013г., время проведения процессуального действия, указано в протоколе, в период с 10:35 минут до 15:48 минут, с моим участием, участием адвоката (пьяного, который не осуществлял защиту) Карасений Г., прокурор Терзи В., конвоир Спэтару В., процессуальные действия осуществлял Факиров Д. л.д. 27-28 т.2. Данное процессуальное действие проведено вопреки требованиям ст. 114 УПК РМ, т.е. проверка показаний проводится после предварительного допроса, а так же прокурор Терзи В., вопреки ст. 114 ч.4 УПК РМ, выложил видео процессуального действия в сети интернет, что причинило мне психические страдания, а так же нанесли вред чести и достоинству. В связи с чем, в отношении Терзи В. начато уголовное преследование, по моему заявлению и решению суда г.Тараклии от 21.06.2019г. дела №15-ij-10-1617-12032019 № 10-5/2019, по которому нет окончательного решения. Так же, во время данного процессуального действия, было грубо нарушено мое право на свободу, т.к. я находился в наручниках, до официального задержания. Поскольку арест был в 17:00 часов 08.11.2013г., о чем свидетельствует протокол о задержании л.д. 26 т.2. Так же было нарушено требование ст. 258 УПК РМ, органы уголовного преследования г.Тараклии проводят процессуальные действия на территории района Вулканешт, и при этом не уведомляют ИП Вулканешт о процессуальных действиях на их территории. Так же, во время данного действия, в отношении меня было нарушено положение ст. 64 ч.2 п.4 УПК РМ, мне не предоставили в конфиденциальных условиях юридическую консультацию защитника. А так же была нарушена территориальная компетенция уголовного дела.
– Протокол о задержании от 08.11.2013г. л.д. 26 т.2. противоречит протоколу ОМП от 08.11.2013г. л.д. 8-12 т.1. Т.е. в протоколе о задержании усматривается, что в 17:00 часов 08.11.2013г. я находился в ИП Тараклии, что соответствует действительности, т.к. сам протокол был составлен ИП. И я категорически не мог ( да и физически ) в одно и то же время находиться в двух разных местах, с расстоянием в 50км, как это указано в протоколе ОМП от 08.11.2013г., да и мое отсутствие подтверждает фотосъемка к протоколу ОМП.
– Протокол ОМП от 08.11.2013г. л.д.8-12 т.1. План и схема к протоколу. Данное процессуальное действие происходило вопреки требованиям ст. 258 УПК РМ, с нарушением территориальной компетенции дела, и полностью ставит под сомнения доводы прокурора и судебных инстанции, что труп Мутавчи С. был захоронен, т.к. данного факта не усматривается на фотосъемке, отсутствие какого-либо решения суда об эксгумации, отсутствие судебно-медицинского специалиста, каким-либо извещением местной эпидемиологической службы, как этого требует ст. 121 УПК РМ. А так же, данные доводы, опровергаются заключением экспертизы почвы в месте обнаружения трупа, и на всех лопатах, изъятых из моего домовладения, по результатам которых усматривается, почвенные наслоения на лопатах и почва с места обнаружения трупа различается между собой л.д. 35-44 т.3. Что говорит о том, что я не закапывал труп. А так же данного довода ( о захоранении трупа ) не подтверждается какой-либо судебно-медицинской экспертизой. ( полагаю, что когда труп закопан, то почва была бы обнаружена на трупе, в ушах, в глазах, в носу, во рту и в целом на теле, чего не было установено ).
– Протокол обыска в моем домовладении от 13.11.2013г. л.д. 67-68 т.2. В ходе которого были изъяты вещи, принадлежащие мне и лопаты. Данное процессуальное действие проведено с грубыми нарушениями, вопреки ст. 131 ч.5 УПК РМ, изъятые предметы не были упакованы на месте, как это требуется. Так же, проводилась вопреки ст. 258 УПК РМ, вопреки требованиям ст. 132 УПК РМ не вручили копию протокола обыска. А так же производили обыск в мое отсутствие, в отсутствии моего защитника, что противоречит ст. 127 УПК РМ. Постановление о производстве обыска от 11.11.2013г. л.д. 65 т.2. не содержит данных об искомых предметах, что противоречит ст. 128 ч.3 УПК РМ. Со слов сотрудника полиции Шумкина Е. во время его допроса в суде АП Кагул, он пояснил, что пистолет был найден при обыске. Так почему они не оформили изъятие или выемку прямо на месте, как этого и требует ст. 128 ч.6 УПК РМ? А так же действия были с нарушением территориальной компетенции дела.
– Протокол проверки показаний на месте преступления и воспроизведения от 11.11.2013г. л.д.71-72 т.2. Данное действие проводилось вопреки ст. 258 УПК РМ, не соблюдением территориальной компетенции дела и с явным и грубым нарушением права на защиту, поскольку 10.11.2013г. было заявление моей супругой о допуске адвоката Кирякова Г. л.д. 60-61 т.2. Заявление было удовлетворенно прокурором Терзи В., но в данном процессуальном действии учавствует пьянный прокурорский адвокат Карасений Г.
– Заявление и схема, написанные мной, якобы Добровольно от 13.11.2013г. л.д. 74-76 т.2. Данное действие происходило исключительно под диктовку, угрозы, и обещания сотрудника ИП Шумкин Е. и с явным нарушением права на защиту, т.к. происходило в отсутствии адвоката. Но данные факты до настоящего времени остаются без внимания. Прокуроры и судьи не сомневаются, якобы оно адресованно прокурору. ( такое впечатление, что прокурор Дюльгер А., ангел ) Укажу довод из заявления и действий сотрудников ИП. В заявлении указано точное местонахождение пистолета, так почему 13.11.2013г. проводятся процессуальные действия, по данному заявлению, в мое отсутствие, в том числе и обыск и одни сотрудники ИП все знали, но пистолет не нашли. А в непонятном поле, нашли якобы сгоревший трос и куртку, но в материалах дела их не усматривается.
– Протокол ОМП от 13.11.2013г. л.д. 77-82 т.2. Данное действие производилось вопреки ст. 258 УПК РМ, и без моего участия, и участия моего защитника.
– Протокол проверки показаний на месте преступления и воспроизведения от 15.11.2013г. л.д. 110-111 т.2. Данное действие проводилось вопреки ст. 258 УПК РМ.
– Протокол выемки информации о движении денежных средств л.д. 159-168 т.2. Данное действие было полученно вопреки ст. 134/2 ч.2. УПК РМ. Где не предусморенно доступ к финансовой информации ст. 145 УК РМ.
– Согласно протоколу проверки показании на месте и воспроизведения от 11.11.2013г. л.д. 71-72 т.2. и видео к протоколу. На видео усматривается, что в вещах Мутавчи С. имелись денежные средства, которые были похищены прокурором Терзи В. и сотрудниками ИП Шумкин Е. и Рыбаков А. А так же, из показаний моей супруги л.д. 82-83 т.4. из всех моих показаниях и сотрудника ИП Шумкин Е. в АП Кагул усматривается, что у меня было 2 мобильных телефона. Один имеется в материалах дела, а второй был изъят Шумкиным Е., Рыбаковым А., а так же прокурором Терзи В. и похищен. ( но телефон был ими изъят с целью неустановления истинных обстоятельствах дела, и по информации телефона можно было установить истинные обстоятельства дела ) Данные действия, хищения денежных средств и мобильного телефона можно расценивать как должностное преступление данными лицами. Но данные факты остаются без внимания.
– Протокол опознания предметов от 19.02.2014г. л.д. 123-124 т.3. В ходе которого Мутавчи Яна опознала матерчатый кусок ткани, якобы из такого материала была куртка ее мужа Мутавчи С. Из первоночальнных показаний Мутавчи Яны не усматривается информации о какой-либо куртке и о ее наличии. Но более того, данный пакет был исследован, как в АП Комрат, так и в АП Кагул, и в пакете не было обнаружено каких-либо кусков ткани, а лишь только непонятный мусор. И по каким признакам она опознала только ей и прокурору известно.
– Протокол осмотра мобильного телефона л.д. 141-142 т.3. Данный телефон был признан в качестве вещественного доказательства, вопреки ст. 158 ч.3 УПК РМ, т.е. он не был изъят и упакован на месте, а только спустя 3-4 месяца, после того, как к нему имели доступ разные лица и вся информация была удалена. Так же, данный мобильный телефон, был исследован в суде АП Комрат, при включении данного телефона в нем ( по случайности или невнимательности сотрудников ИП ) были обнаруженны смс сообщения, которые подтверждают, что на меня оказывалось давление.
– Заключение физико-химической экспертизы №9577 от 27.12.2013г. л.д. 125-131 т.2.
– Протокол осмотра вещей л.д. 101-104 т.3. от 10.02.2014г.
– Протокол осмотра предметов л.д. 116-118 т.3. от 18.02.2014г.
– Заключение комплексной экспертизы №8472/8473/8474 от 24.12.2013г. л.д. 147-150 т.2.
– Протокол опознания предметов л.д. 121-122 т.3. от 19.02.2014г.
– Протокол эксперемент л.д. 136-137 т.3. от 20.02.2014г.
– Протокол осмотра предметов от 11.11.2013г. л.д. 207-220 т.1.
– Протокол ОМП от 09.11.2013г. л.д. 203-206 т.1.
– Протокол изъятия образцов земли от 09.11.2013г. л.д. 205-206 т.1.
– Постановление о назначении физико-химической экспертизы л.д. 121 т.2.
– Постановление о назначении экспертизы почвы л.д. 31 т.2.
– Заключение экспертизы почвы л.д. 35-44 т.3.
– Протокол осмотра вещей от 10.02.2014г. л.д. 94-104 т.3.
– Постановление о признании и приобщении вещественных доказательств от 10.02.2014г. л.д. 105-106-107 т.3.
– Протокол осмотра от 18.02.2014г. л.д. 116-117 т.3.
– Ходатайство адвоката от переквалификации от 11.11.2013г.
– Постановление о назначении комплексной экспертизы от 28.11.2013г. л.д. 143 т.2.
– Протокол объявления о назначении экспертизы от 29.11.2013г. л.д. 145 т.2.
– Протокол ознакомления с экспертизой от 10.01.2014г. л.д. 151 т.2.
– Протокол обыска от 08.11.2013г. л.д. 49-50 т.2.
– Постановление о признании и приобщении к материалам дела вещественных доказательств от 19.02.2014г. л.д. 125 т.3. , от 25.02.2014г. л.д. 143-144-145 т.3.
– Заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Мутавчи С. № 288 от 31.12.2013г. л.д. 5-10 т.2.
– Постановление о выемки от 27.11.2013г. и протокол о выемки предметов от 27.11.2013г. у судебного эксперта Марку Г. л.д. 69-70 т.2.
– Заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Мутавчи С. ( дополнителтная ) №288 от 10.02.2014г. л.д. 103-107 т.2.
Все изложенные выше обстоятельства были полученны и производились вопреки уголовной процессуальной процедуре, а именно: вопреки ст. 258 УПК РМ, ст. 121 УПК РМ, ст. 127 УПК РМ, ст. 128 УПК РМ, ст. 131 УПК РМ, ст. 132 УПК РМ ст. 114 УПК РМ, ст. 117 УПК РМ, ст. 158 УПК РМ, ст. 257 УПК РМ, и с явным нарушением права на свободу, и с явным и грубым нарушением права на защиту, по изложенным обстоятельствам, а так же мои защитники не обжаловали данные процессуальные действия, как этого требует ст. 68 ч.1 п.14 УПК РМ, с нарушением в отношении меня ст. 3 ЕСПЧ. Таким образом, все изложенные обстоятельства, процессуальные действия, на основании ст. 94 УПК РМ, должны быть признаны недопустимыми в качестве доказательств, и на основании ст. 251 УПК РМ влекут недействительность. Но прокурорам этого неизвестно, и они, нарушая данные требования законодательства, привышают свои служебные полномочия и извлекая выгоду. Проводят осмотр, опознания, эксперимент, направляют на экспертизу, признают в качестве вещественных доказательств, производят выемки, выносят незаконные постановления.
– О нарушении и несоблюдении ст. 258 УПК РМ свидетельствует ответ ИП Вулканешт от 05.07.2017г. №4334, который имеется в материалах дела. Из которого усматривается, что органы уголовного преследования не уведомляли ИП Вулканешты, о проводимых процессуальных действиях на их территории.
– О нарушении территориальной компетенции уголовного дела свидетельствует аудиозапись судебного заседания АП Кагул от 21.01.2014г. На которой усматривается и судьями был установлен именно этот факт, что в материалах дела отсутствует какое-либо постановление об определении компетенции. Необходимо заметить, на тот момент, прокурор Терзи В. в АП предоставил все материалы дела, которыми располагал. ( и странным образом, потом, в деле появляется постановление 1-го заместителя генерального прокурора Пынтя А. по уголовному делу №2013460292 от 11.11.2013г. л.д. 5 т.1. Из чего следуют сомнения в его законности, но в любом случае, даже до 11.11.2013г. ( включительно ) была нарушена компетенция.
В АП Кагул, при рассмотрении дела, мной и моим защитником заявлялось об приобщении к материалам дела и исследовании данной аудиозаписи АП Кагул от 21.01.2014г., но нам было отказано. В связи с чем было нарушено право на защиту.
– В суде Чадыр-Лунги мной заявлялись ходатайства о допросе свидетелей, которые могли пояснить о моем местонахождении в предполагаемое время убийства, а так же о вещах, в которых я был одет 31.10.2013г., но мне так же было отказано.
– В суде Чадыр-Лунги и АП Кагул мной заявлялось о проведении дополнительной (повторной ) экспертизе на предмет пороховых газов и возможности появления данных следов от моего оружия, которым я владел на законных основаниях, что имеется в материалах дела, но судами мне так же было отказанно, чем, в очередной раз, было нарушено мое право на защиту.
– Во время прохождения мной судебно-медицинской психиатрико-психологической экспертизы экспертами было установлено, что признаков лжи ( обмана ) нет. Но вопрос прокурор не включил в экспертизу и эксперты не могли высказаться по данному факту. В АП Кагул я подавал ходатайства о проведении данной экспертизы. Но было отказано. Затем мой защитник направил адвокатский запрос в судебное-медицинское учереждение. На предмет того, проводят ли исследование на предмет признаков обмана, лжи. Имеется ответ Центра Судебной Медицины. Что да, такие исследования возможны, но только по решению суда. С данным адвокатским запросом и ответом я обратился повторно в АП Кагул назначить данную экспертизу, но так же было отказано. Данные факты имеются в материалах дела, что доказывает грубое нарушение моих прав на защиту.
– АП Кагул мной и моим защитником подавалось ходатайство об установлении личности водителя, перевозившего труп с места обнаружения в центр судебной медицины и допросить его в качестве свидетеля. Поскольку лицо незаинтересованное и могло пояснить видел ли он меня на месте обнаружения трупа или нет. Мне так же было отказано, чем, в очередной раз, нарушили мое право на защиту, лишая меня возможности защищаться.
– Прокурором и судьями незаконно было возложено на меня оплата судебных издержек за прохождение судебно-медицинской экспертизы. Что противоречит ст. 143 ч.2 УПК РМ, где предусматривается, оплата судебной экспертизы осуществляется за счет средств государственного бюджета.
– Прокуроры и судьи незаконно приписали мне чужой автомобиль, согласно информации данной ИП Вулканешты, о задержании транспортного средства под управлением Гайдаржи Д. л.д. 88-91 т.3. Согласно данной информации в ней неусматривается каких-либо паспортных данных, почерк владельца автомобиля расхож с моим, который росписывался в протоколе. И более того, по данному факту, я обратился в суд Тараклии, для установления истинных обстоятельств. И согласно решению суда Тараклии от 14.09.2017г. дело было направленно в прокуратуру Тараклии на рассмотрение и до настоящего времени нет ответа. Определение суда Тараклии от 14.09.2017г. дело №15-21-4474-30062017 №21-175/2017. На протяжении всех судебных инстанциях, я утверждаю, что данный автомобиль мне не принадлежит, я им не управлял, даже в глаза не видел его и все игнорируют мои обращения.
– Прокурором и судами не дана логическая оценка по предъявленному обвинению и признанию меня виновным по ст. 290 ч.1 УК РМ. Следующие доводы ставят под сомнение предъявленные обвинения. 08.11.2013г. сотрудники ИП проводят обыск в моем доме л.д. 49-50 т.2. ( вопреки ст. 258 УПК РМ и компетенции ) в моем доме они не находят оружие. 13.11.2013г. у сотрудников мое, якобы добровольное, заявление л.д. 74-76 т.2., где указанно точное местонахождеиие пистолета. Проводятся процессуальные действия, по данному заявлению, в том числе обыск и выемка в моем доме. Сотрудники ИП Тараклии Рыбаков А., Стоев Е., Шумкин Е., Ташниченко С. л.д. 85, 86, 87, 88, т.2. в рапортах указали, что якобы моя супруга сама принесла пистолет в ИП Тараклии. Так же и Шумкин Е. в суде Чадыр-Лунги пояснил л.д. 21-23 т.4., тут же странный факт, как данные сотрудники ИП проводили обыск, им известно точное местонахождение пистолета и при этом они его не находят. Более убедительный довод следует из показаний моей супруги в суде Чадыр-Лунги л.д. 82-83 т.4., где она поясняет, что когда она приехала 13.11.2013г. с г.Тараклии домой, то там ее уже ждали сотрудники ИП Тараклии, затем они прошли в сарай и там нашли пистолет, в указанном месте, затем они, в том же сарае, изъяли лопаты, а затем вещи. Т.е. у сотрудников ИП уже была возможность в указанное место положить пистолет, что так и было сделано сотрудниками. Но сотрудники при этом не изымают и не оформляют как этого требует ст. 128 ч.6. УПК РМ. Так же, из показаний сотрудника ИП Шумкина Е. в АП Кагул следует, что пистолет был найден при обыске. 13.11.2013г. сотрудники Шумкин Е., Рыбаков А. и прокурор Терзи В. требовали, что бы моя супруга приехала в ИП Тараклии и под угрозы, унижения, оскорбления, обязали, что бы я ее уговорил выдать якобы этот пистолет мой, на, что она согласилась т.к. ей обещали, что это будет способствовать моему освобождению. О том, что была организована встреча в ИП Тараклии усматривается из показаний моей супруги л.д. 82-83 т.4. и Шумкина Е. л.д. 21-23 т.4. А в АП Кагул Шумкин Е. категорически отрицал факт организации встречи. И заявивил, что: ” ИП не дом свиданий „. Т.е. показания Шумкина Е. разнятся между собой, о чем мной было заявлено в АП Кагул, но данный факт остался без внимания.
– Почему находят пистолет с отсутствием именно 5 ( пяти ) патронов? Только потому, что изначально, первая версия была, что в убитого стреляли пять раз. Но по результатам судебно-медицинской экспертизы установленно, что на теле убитого 8 огнестрельнных ранений. Данное обстоятельство судебными инстанциями игнорируется.
– На л.д. 27-28 т.2. указано, что я стрелял в Мутавчи С. с правой руки. Но по заключению комплексной экспертизы №8472/8473/8474 от 24.12.2013г. л.д. 147-150 т.2. следы выстрелов обнаружены на левой манжете рукава куртки ( черной, кожаной ), в принципе, я правша. И допустим, я стрелял с правой руки, то следы пороха были бы обнаружены на правой манжете рукава куртки.
– Так же имеются разумные сомнения в появлении следов выстрелов на левой манжете рукава куртки. Поскольку вещи не были упакованы при выемке 13.11.2013г., что подтверждается протоколом обыска л.д. 67-68 т.2., как этого требует ст. 131 ч.5 УПК РМ.
– Так же все судебные инстанции упускают из виду то, что 31.10.2013г. я был одет в другой куртке, которая имеется в материалах дела, и на которой не обнаруженно каких-либо следов пороха.
– Так же, что данный пистолет мне не принадлежал об этом свидетельствует заключение экспертов. Тем, что каких-либо моих следов и пальцев рук не обнаружено.
– О том, что с данного пистолета не производились выстрелы в Мутавчи С. свидетельствует показание эксперта Марку Г. в АП Комрат, где пояснил, что Мутавчи С. был застрелен из пистолета марки ТТ.
– Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы трупа Мутавчи С. ( дополнительной ) №288 от 10.02.2014г. л.д. 103-107 т.2. ( п.2 ) усматривается: учитывая размер входных отверстий всех ран, которые практически одинаковые НЕ ИСКЛЮЧЕННО, что указанные раны могли быть причинены 8 выстрелами из пистолета колибра 9Х19, с расстояния 50 см. Т.е. сам термин данной экспертизы НЕ ИСКЛЮЧЕННО- это является предположением. Согласно ст. 389 ч.2 УПК РМ обвинительный приговор не может быть поставлен на предположении. Прошу заметить, данное предположение, сделанно судебным-медицинским экспертом, в чью компетенцию не входит делать такие предположения. И более того, данный эксперт, в АП Кагул пояснил, что это его предположение, что усматривается на аудиозаписи судебного заседания. А так же данная экспертиза опровергает те доводы, что усматривается на л.д. 27-28 т.2., что в Мутавчи С. стреляли с расстояния 10м.
– Доводы прокурора о том, что я светил фонариком от телефона, что бы убедиться, что Мутавчи С. мертв. Опровергается тем, что данный телефон был исследован в АП Кагул и на нем фонарик отсутствует.
– Коллегия суда Чадыр-Лунги и АП Комрат правильно пришла к выводу об исключении из предъявленного обвинения „убийство с особой жестокостью”. Нанесенее 8 огнестрельных ранений, которые могли быть приченены в короткий период времени, до 30 секунд, не может свидетельствовать об особой жестокости. В доводах прокурора и судей не чем не подтверждается, что травма в области головы, была приченена именно металлической трубой. В материалах дела отсутствует какая-либо труба. Согласно заключению эксперта судебно-медицинской экспертизы рана ( №9 ) с локализацией в правой теменной височной части, причененная травматическим воздействием твердым тупым предметом с линейной поверхностью ( данная рана при жизни классифицируется как легкое телесное повреждение ). У трубы округлая поверхность, и более того, предполагаю, если нанести удар по голове металлической трубой, то возможно сломать череп. Но прокурору и суду надо, что бы была именно труба. ” труба появилась из неоткуда и пропала в некуда”. Из первоначальных показаний о какой-либо трубе информации не усматривается вообще.
– Так же не чем не подтверждается довод прокурора и судей, что Мутавчи С. тянули по земле, зацепив тросом за машину. А наоборот опровергается судебно-медицинской экспертизой. Не установленно на теле каких-либо следов волочения тела по земле. ( даже одной царапины нет на теле ). Согласно показаниям Татару В. в АП Кагул он пояснил, что с предполагаемого места убийства и до обнаружения трупа Мутавчи С. расстояние составляло около 1км. Если предположить, что тянуть тело 120 кг по земле расстояние в 1 км зацепив за машину, то уверен, что на теле остались бы следы волочения, чего не усматривается и не установленно.
– Так же в АП Кагул исследовали вещи убитого, на которых не усматривается следов волочения.
– Более того, эксперт Марку Г., который исследовал труп в АП Кагул пояснил, что следов волочения тела по земле не усматривалось.
– Так же не чем не подтверждается доводы прокурора и судей, что тело за машину цеплялось автомобильным тросом, и якобы трос был сожжен. И якобы найдены куски ткани сгоревшего троса. Исследовав в АП Кагул данный пакет с доказательствами там не было обнаружено каких-либо кусков ткани и троса. И более того, металлические крючки, которые имеются на тросах, их невозможно сжечь.
– Сотрудники ИП Тараклии исследовали мой автомобиль, при его осмотре каких-либо следов не обнаружено. ( показания Шумкина Е. л.д. 21-23 т.4. ) Прошу заметить, если на автомобиле ( недешевом ) переезжать поле, в поле имелись стволы подсолнуха, т.к. поле поле уборки подсолнуха, то данные стволы оставили бы на автомобиле видимые следы, а то и более, технические повреждения. Чего не установлено.
– Согласно постановлению о начале уголовного преследования от 08.11.2013г. Из него усматривается, что якобы Мутавчи С. зацепили тросом за автомобиль ” MAZDA”, затем, в дальнейшем прокурор указывает автомобиль „SKODA” вообще без какого-либо доказательства. Получается прокурор Терзи В., что хотел то и писал, и судей это устраивает.
– Прокурор утверждает, что я перегонял автомобиль Мутавчи С. и оставил его на одной из улиц г.Тараклия. Но данный довод опровергает заключение биологической экспертизы л.д. 136-141 т.2., по результатам которой усматривается обнаруженные волосы в автомобиле Мутавчи С. мне и убитому не принадлежат. И следовательно следствие даже не пыталось установить данный факт.
– Прокурор и судьи утверждают, что перегнав автомобиль Мутавчи С. я протер все следы в автомобиле. Один раз они указывают, что я протерл тряпкой, а другой раз влажной салфеткой. Если в автомобиле протирать влажной салфеткой или тряпкой следы, то там, полагаю, ничего не будет обнаружено.
Согласно протоколу осмотра автомобиля „MAZDA” от 03.11.2013г. л.д. 34 т.1. в автомобиле были обнаружены и изъяты пять кусков со следами пальцев рук, пригодных для идентификации, при этом их изымает офицер криминалист Топал Ф., чья подпись имеется в протоколе. И данный же офицер криминолист ИП Тараклии Топал Ф. проводит их исследование и согласно его заключению дактелоскопической экспертизы, изъятые пять отрезков со следами пальцев рук, странным образом, уже не пригодны для идентификации л.д. 39-41 т.1., видимо не совпадали с моими следами, да и не могли совпасть т.к. я в автомобиле Мутавчи С. даже не находился. Необходимо заметить, что у одного и того же эксперта Топал Ф. два различных довода по одному обстоятельству.
– Имеются показания свидетеля Топал Д. л.д. 35-38 т.4., который пояснил, при обнаружении и осмотре автомобиля Мутавчи С. он заметил тот факт, что водительское кресло находилось в крайнем переднем положении, что не характерно для посадки Мутавчи С. из чего следует такое расположение сидения характерно для человека низкого роста. Данные доводы свидетельствуют о том, что я не находился и не перегонял автомобиль Мутавчи С., о чем так же свидетельствует мой рост 182 см.
– Так же необходимо обратить внимание на Билинг мобильных телефонов, моего и Мутавчи С., поскольку прокуроры и судьи упускают из виду данные обстоятельства. Согласно Билингу телефонов и их движение между собой в предполагаемое время смерти Мутавчи С. находятся в зоне действия вышки села Казаклия, района Чадыр-Лунги, а я и мой телефон, согласно данным, находился в зоне дейтвия вышки села Московей, района Кагул. И необходимо заметить, что телефоны были активны и между нами расстояние в 50 км.
– Так же, на мой взгляд, немало важный факт и логики прокурора Терзи В. Как можно искать мобильные телефоны Мутавчи С. в районе села Московей, если последнее их действие село Казаклия?
– В данном деле вообще не уместны доводы прокурора и судебных инстанции ” убийство из корыстных целей „. Чему дана не верная оценка и судьи игнорируют следущие факты. Судебные инстанции искажают показания свидетелей и выдают желаемое за действительное. Отношения между GT „GAIDARJI DMITRII” и SRL „TRANS OIL REFINERY” носили официальный договорной характер и были оформлены в письменном виде, посредством и составлением, а так же заключением договора купли-продажи. Убийство представителя предприятия никаким образом не может повлиять на исполнение договорных обязательств, поскольку заключен договор. Документы имеют роль и значение неоспоримых доказательств. Судебными инстанциями были проигнорированы установленные и исследованые заседаниях фактические обстоятельства и доказательства, которые более чем убедительны и свидетельствует о том, что мое предприятие, в моем лице, в действительности осуществило поставку подсолнечника в объеме указанном в договоре купли-продажи от 07.10.2013г. №7/10-02-18 л.д.76-78 т.1., что исключает существование корысти как мотива. Указаное следует прежде всего из содержания договора купли-продажи, заключенного между GT „GAIDARJI DMITRII” и SRL „TRANS OIL REFINERY”.
В соответствии с условиями договора п.1.3.- продукция подсолнечник поставляется продавцом в зачетном весе.
В соответствии п.2.1. договора цена продукции подсолнечника определяется на основании данных зачетного веса, в месте поставки указаном в договоре.
Учитывая, что цена продукции по договору была определена и составила конкретную сумму 447926.25 лей, однозначно следует, что зачетный вес подсолнечника был определен, как и следует из условий в месте поставки указанном в договоре, а следовательно, продукция была поставлена продавцом, определено количество и качество подсолничника, а затем принято покупателем.
О том, что было определено количество и качество продукции, согласно договору, при обозрении его свидетелем со стороны обвинения, были даны показания: Кику С., Гловицкий В., Топал Д., Сырбу Ю., которые подтверждают, что товар был на элеваторе.
– Более того, свидетель Кику С., являющяяся ответственной за деятельность подразделения SRL „TRANS OIL REFINERY”, в котором работал Мутавчи С. в судебном заседании Чадыр-Лунги пояснила, что после представления ей договора купли-продажи от 07.10.2013г., заключенного между GT „GAIDARJI DMITRII” и SRL „TRANS OIL REFINERY” в лице Мутавчи С. „она уточнила у Сергея, есть ли эта продукция, которой тогда я ей сказал, что на элеваторе на имя GT „GAIDARJI DMITRII” находиться эта продукция, в связи с чем, через 10 дней, после подписания договора, была произведена оплата данной продукции.”
– Так же свидетель Кику С. пояснила, что ” в данном случае договор на 119 тонн, заключенный между GT „GAIDARJI DMITRII” и SRL „TRANS OIL REFINERY”, был заключен на тот момент, когда продукция уже находилась на элеваторе, и если указана цена в договоре в зачетном весе это означает, что поставленный товар уже был взвешан.
О факте совершении сделки и поставке подсолнечника продавцом GT „GAIDARJI DMITRII” свидетельствуют так же уствновленный договором срок поставки продукции и факт ее оплаты.
В соответствии с п.1.5. договора срок поставки продукции был установлен до 07.10.2013г.
Учитывая, что сам договор был заключен 07.10.2013г. и эта же дата быда установлена в качестве срока исполнения обязательств по поставке подсолнечника, следует, что продавец поставил товар, в указанное в договоре, место поставки. А поскольку на момент заключения договора было определенно колличество и качество продукции следует, что 07.10.2013г. продукция уже находилась на элеваторе.
Согласно условиям договора п.2.3. покупатель производит расчет по договору посредством банковского перевода с учетом данных о фактически поставленном количестве продукции, в течении 5 банковских дней с даты поставки продукции. Других условия оплаты, поставляемой продукции, указанной в соглашении, не предусматривало. И более того, Кику С., ответственная за деятельность предприятия, в суде убедительно пояснила, что ” оплату за продукцию по договорам, заключаемым SRL „TRANS OIL REFINERY” с продавцами осуществляется только в безналичном порядке, в части порядка расчета, возможно, предварительная оплата, что оговаривается в договоре, в данном случае Мутавчи С. убедил ее в том, что продукция есть на элеваторе, клиент имеет посевные площади 120 Г, а урожая около 200 тонн, и она оформила заявку на оплату, при поступлении денег она еще раз у Мутавчи С. уточнила, нужно ли платить, на что он сказал, что нужно, продукция есть.”
Топал Д. в суде Чадыр-Лунги ( директор элеватора ) более чем убедительно пояснил, что пока продукции нет на элеваторе деньги из предприятия не перечисляют. Свидетели защиты в суде пояснили, что я действительно имел более 100 ГА подсолнечника в 2013 году, а средняя урожайность в 2013 году составляла 1.5-2 тонны.
В материалах дела имеются налоговые накладные на закупку посевного материала семян подсолнечника, которые расчитаны на площадь более 100 ГА.
В материалах дела имеются договора аренды земли, общяя площадь, которых составляла более 100 ГА. Указынные показания свидетелей, налоговые накладные, договора аренды земли, в сопоставлении с условиями договора купли-продажи от 07.10.2013г. о порядке расчета за поставляемую продукцию, а так же факт оплаты, произведенной покупателем, убедительно свидетельствует, что GT „GAIDARJI DMITRII”, в моем лице, осуществил поставку продукции в полном объеме, являющейся предметом сделки, данная продукция была взвешана, определено колличество и качество, как этого требует зачетный вес, и принято покупателем, в последеющем оплачено, с учетом данных о фактически поставленном колличестве продукции, что подтверждает исполнение обязательств со стороны моего предприятия.
Таким образом, в судебных заседаниях не установлены мотивы убийства Мутавчи С.
И более того, в суде Чадыр-Лунги сотрудник ИП Тараклии Шумкин Е. ( главный участник фабрикации дела ) убедительно пояснил, что они даже не устанавливали мотивы убийства.
И на основании вышеизложеного не установлено и не подтверждается мотив корысти.
И более того, договор о полной материальной ответственности л.д. 82-84 т.1. свидетельствует об обратном, и в договоре указано другое предприятие, но никаким образом то, что указано в договоре купли-продажи от 07.10.2013г., что свидетельствует о том, что Мутавчи С. не нес материальной ответственности.
Я не ддолжен отвечать за то, что они в SRL „TRANS OIL REFINERY” занимались уклонением от уплаты налогов, а так же контрабандой. Первые подозреваемые до сегоднешнего дня находятся на свободе и с 2013 года их предпринимательская деятельность пошла в гору.
– Судебными инстанциями остается без внимания тот факт, что согласно судебно-медицинской экспертизе л.д. 5-10 т.2. в теле Мутавчи С. имелось 8 огнестрельных ранений. Согласно экспертизе 7 ранений, каждая рана имеет вход и выход, а огнестрельное ранение легого колена с дробленными переломами колена указано только о входе пули, и никаким образом не усматривается ее выход. Из чего следует, что одна пуля не изъята экспертом. ( или была изъята и уничтожена )
– Так же имеются сомнения и противоречия в появлении и обнаружении трупа Мутавчи С. , поскольку согласно протоколу проверки показаний на месте от 08.11.2013г. в период врмени, как указано в протоколе, что процессуальное действие проводилось в период времени с 10:35 минут до 15:48 минут 08.11.2013г. , почему-то в протоколе не усматривается никакой информации об обнаружении трупа л.д. 27-28 т.2.
А согласно протоколу ОМП от 08.11.2013г. труп был обнаружен 08.11.2013г. после 17:00 часов.
– АП Комрат было нарушено мое право на доступ к правосудию, поскольку 22.03.2017г. в 09:55 минут ( как указано в определении АП Комрат от 21.02.2017г. ) я физически не мог в указанное время находиться в АП Комрат, о чем свидетельствует мое заявление в адрес ПУ-5 о времени моего местонахождении в 09:55 минут 22.03.2017г. И ответ ПУ-5. Что имеются в материалах дела.
– Всеми судебными инстанциями было нарушено положение ст. 18 УПК РМ. Была нарушена гласность судебных заседаний. Все судебные заседания проходили в закрытом порядке, но при этом, во всех решениях указано, что суды проходили в открытых судебных заседаниях.
– Всеми судебными инстанциями не соблюдались разумные сроки рассмотрения дела, что противоречит ст. 20 УПК РМ.
– Во время данного уголовного судопроизводства, в отношении меня были нарушены ст. 3 ЕСПЧ, ст. 10 УПК РМ, о чем свидетельствует определение суда Кагул от 21.03.2019г. дело № 21ji-70/2019, что имеется в материалах дела.
– В отношении меня все судебные инстанции нарушали ст. 8 УПК РМ, почему-то в рамках данного дела все сомнения толкуют в пользу прокуроров ( что недопустимо ). Ст. 8 УПК РМ должна соблюдаться в первую очередь.
– Судом Чадыр-Лунги в отношении меня было нарушено положение ст. 25 ч.4 Конституции РМ. Тем, что до вынесения приговора меня содержали под арестом более 16 месяцев. Об этом свидетельствуют сроки рассмотрения дела.
– АП Кагул вынесли определение вопреки определению ВСП от 03.10.2017г. дело № 1ra-1307/2017.
Мной было подано заявление об оказании на меня, во время следствия, психического и физического давления. В связи с чем было начато уголовное преследование дело № 20196700059. До 03.07.2019г. меня не уведомляли о каких-либо действиях по данному делу. И 03.07.2019г. в судебном засединии АП Кагул прокурор дает мне постановление, на непонятном мне языке, якобы о прекращении дела ( это то что я понял из него ). Соответственно постановление прокурора от 23.05.2019г. обжаловано, и по которому нет окончательного решения (мне не понятно каким образом прокурор без судебно-медицинской психиатрико-психологической экспертизы определил было ли психологическое давление или нет).
– Во время данного разберательства дела, в отношении меня было нарушено положение ст. 17 УПК РМ, не было квалифицированной юридической защиты. И следовательно было грубо нарушено право на защиту. О чем свидетельствует доводы указанные выше, что подтверждается материалами дела.
– АП Кагул проигнорировали мои обращения о нарушении моих прав, поскольку такое колличество процессуальных нарушений органами уголовного преследования это является злоупотреблением служебным положением. Но АП никаким образом не реагирует, что противоречит ст. 23 ч.2 УПК РМ.
– АП Кагул было нарушено мое право на язык судопроизводства. 12.03.2018г. определение мне было предоставлено на непонятном мне языке, которым я не владею. 27.12.2018г. во время допроса свидетеля Марку Г. перевод не осуществлялся на 100%. 03.07.2019г. Во время вынесения решения перевод так же не осуществлялся на 100%. И в целом во время всех судебных заседаний перевод не осуществлялся нужным образом.
О данных обстоятельствах свидетельствует аудиозаписи судебных заседаний.
– Коллегия АП Кагул обязана была заявить самоотвод, т.к. этого требует ст. 33-34 УПК РМ. Поскольку данная коллегия ранее рассматривала гражданское дело № 2е-34/15 и по нему 25.01.2018г. вынесли определение.
В гражданском деле те же основания, что и в уголовном деле, в которые вменяются в качестве корысти. Тот же договор купли-продажи от 07.10.2013г. № 7/10-02/18 между сторонами GT „GAIDARJI DMITRII”, где я являюсь руководителем и стороной SRL „TRANS OIL REFINERY” . Но коллегия проигнорировали данные обстоятельства, поскольку имели особый интерес в исходе дела ( судьи Мовилэ В., Велева Н., Двуреченский Е.).
– Так же судья Двуреченский Е. на основании ст. 33-34 УПК РМ обязан был заявить самоотвод, поскольку он учавствовал в данном деле на стадии уголовного преследования, он в 2013-2014 годах являлся судьей суда Тараклии.
Так же Двуреченский Е. находится в дружеских отношениях со стороной потерпевших, который прямым образом, заинтересован в исходе дела.
– Коллегей АП Кагул было нарушено процедура прений. Коллегия АП Кагул не объявило о переходе к прениям, как этого требует процедура. О данном факте свидетельствует аудиозапись судебного заседания.
– Было возобновлено судебное расследование. После судебного расследования коллегия не дала возможности высказаться в прениях моему защитнику, который по состоянию здоровья не мог 03.07.2019г. явиться в суд, о чем имелась медицинская справка. Но коллегия назначила адвоката с офиса Горленко О., который даже не знаком с материалами дела и он явился якобы меня защищать. Прошу заметить, от своего защитника, с которым заключен контракт, я не отказывался. Из заявлений я указал, мне адвокат для красоты не нужен. Горленко О. не высказался в суде т.к. он даже не знал суть предъявленного обвинения. Данными действиями АП Кагул и адвокатом Горленко О. было грубо нарушено мое право на защиту.
– В АП Кагул не было допроса подсудимого, что противоречит ст. 367 УПК РМ. Не была объявлена процедура ” допрос подсудимого”.
– Не соблюдались АП Кагул сроки назначения судебных заседаний. Например 22.04.2019г. следущее судебное заседание было назначено на 25.05.2019г., что более 30 дней, и что противоречит ст. 351 ч.3/1 УПК РМ. Так же, данная процедура не соблюдалась судом Чадыр-Лунги.
– Всеми судебными инстанциями было нарушено положение ст. 345 ч.4. п.5. УПК РМ, не были установленны сроки судебного разбирательства.
– АП Кагул было нарушено положение ст. 345 ч.1. УПК РМ, была нарушена процедура предварительного заседания. После поступления дела в АП Кагул первое заседание было назначено более чем через 2 месяца.
– Правопреемник потерпевшего, гражданский истец, ниразу не явился в судебное заседание АП Кагул. Но на меня, в его пользу, была возложена оплата исковых требований. Данное действие судей противоречит ст. 324 ч.2. УПК РМ, и более того, данными действиями коллегией было нарушено право на обжалование, поскольку суд первой инстанции не определил какую-либо конкретную сумму, которую возможно было обжаловать в АП порядке. И при отсутствии каких-либо доказательств исковых требований, удовлетворяют иск, и следовательно, данными действиями, было нарушено мое право на защиту.
– Приговор суда Чадыр-Лунги и определение АП Кагул противоречат ст. 389 ч.3. УПК РМ. Ни с одним из свидетелей, со стороны обвинения, не производилось очной ставки, несмотря на то, что показания расходятся.
– АП Кагул вынесли решение вопреки тому, что есть определения суда Тараклии от 14.09.2017г. 1) дело № 15-21-4476-30062017 № 21-176/2017; 2) дело № 15-21-4474-30062017 № 21-175/2017, касаемо автомобиля, что судебные инстанции и прокуроры приписали мне, который проходит по материалам дела. И протоколы обыска от 13.11.2013г. в моем домовладении. И по которым нет окончательных решений. Но в АП игнорировали все.
– АП Кагул категорически игнорировали те факты, что в отношении прокуроров Терзи В. и Дюльгер А. начато уголовное преследование, согласно определению суда Тараклии от 21.06.2019г. дело № 15-ij-10-1617-12032019 № 10-5/2019, по которому нет окончательного решения. Коллегия даже отказалась приобщить к материалам дела данные определения суда.
– Всеми судебными инстанциями было нарушено положение ст. 336 ч.4. п.5. УПК РМ, ни одна судебная инстанция не известила о подписании протокола судебных заседаний.
– В АП Комрат, при рассмотрении данного дела, был изменен состав коллегии, но при этом не было возобновлено судебное расследование, как этого требует ст. 31 ч.2. УПК РМ.
– В ходе рассмотрения дела в АП Кагул я неоднократно обращался в адрес прокуратуры, касаемо всех процессуальных нарушений, т.е. прокуроры, в судебных заседаниях, так же закрывали глаза на все процессуальные нарушения, из которых вытекает грубое нарушение моих прав. Из чего следует, прокуроры не придерживаются требованию закона.
– Все судебные инстанции в основу своих решений берут показания, которые были даны под давлением, угрозы, обещания, оскорбления, унижения, и которые, в действительности, опровергаются материалами дела, заключениями экспертов и другие. Судебные инстанции категорически не берут во внимание то, что во время передачи дела в суд и во время судебного разбирательства я отрицал свою вину. ( и более того, в суде Чадыр-Лунги было указано на лицо, причастное к убийству Мутавчи С. Но судьи заявили: „Зачем нам искать кого-то, если есть ты”).
– В отношении меня было нарушено положение ст. 104 УПК РМ. В ночное время проводились допросы до моего официального задержания, что подтверждается показаниями сотрудника ИП Шумкин Е. л.д. 21-23 т.4. А так же должно быть подтверждено протоколом допроса от 02.11.2013г. А так же неоднократно до 08.11.2013г. в ночное время вызывали меня на беседы, которые происходили на окраине села Московей, района Кагул.
– В материалах дела все показания свидетелей потерпевших расходятся. Прокурор даже не соизволил произвести очную ставку, как это и требуется ст. 113 УПК РМ.
– В отношении меня было нарушено положение ст. 119 ч.2. УПК РМ. Осведетельствование проиводили через 8 дней, что подтверждается экспертизой № 794 от 15.11.2013г. л.д. 2 т.2. Что говорит о том, что сотрудники ИП Тараклии, совместно с прокурорами, был умысел скрыть следы преступления своих действий. Т.е. через 8 дней экспертиза может быть неуместной.
– В данном уголовном деле грубо было нарушено положение ст. 257 ч.1. УПК РМ, место осуществления уголовного преследования. Поскольку предполагаемое преступление было на территории района Вулканешт. И никаким образом не могли осуществлять уголовное преследование, органы уголовного преследования Тараклии.
– В данном случае было нарушено положение ст. 290 ч.1. УПК РМ. вышестоящий прокурор Дюльгер А., который проверял все материалы дела, произведенные процессуальные действия и высказаться по ним. Но прокурор даже не хотел и не пытался видеть процессуальные нарушения, о которых указано в данной жалобе. Т.е. независимо прокуроры и судьи обращаюсь я или нет они обязаны устанавливать процессуальные нарушения, и если такие имеются, они обязаны исключать данные процессуальное действие из материалов дела.
– Прокуроры, судебные инстанции, потерпевшие, свидетели со стороны обвинения, категорически отказывались признавать, что у Мутавчи С. имелся третий номер мобильного телефона оператора „Молдцел” 079400369, что усматривается в приговоре суда на странице 72. Информация с данного телефона способствовала правильному разрешению дела. И установлению факта, что Мутавчи С. работал не только на SRL „TRANS OIL REFINERY”, но и на другую фирму. Что сторона обвинения категорически не хотела признавать и придавать огласке. О данном факте я говорил изначально, но меня не хотели слушать. И все утверждали, что у Мутавчи С. имелись только 2 телефона с номерами „Оранж”. То, что сами потерпевшие врут и скрывают факты судебные инстанции с большим предпочтением относятся к их показаниям.
– Адвокатами Чимпоеш В., Киряков Г., Карасений Г. было нарушено право на защиту, тем что в рамках данного дела допущенно столько нарушений и они не предприняли, и даже не пытались, возразить против незаконных действий органов уголовного преследования, о которых говориться выше. И тем самым грубо нарушая ст. 68 УПК РМ, не соблюдали свои прямые обязаности. Они обязаны были обжаловать каждое процессуальное действие, где было нарушено уголовно процессуальная процедура. Чем нарушали мое право на защиту.
– Суд Чадыр-Лунги, даже если признали меня виновным, то на основании ст. 385 ч.4. УПК РМ за допущенные процессуальные нарушения, которые имеются в деле, обязаны были сократить наказание за допущенные нарушения, чего не было сделано.
– Прокуроры и судьи вменяют ст. 77 ч.1. УК РМ, т.е. обстоятельства отягчающие ответственность. Т.е. они умышлено, целенаправленно создают мне условия для максимального наказания. Действуя вопреки ст. 77 ч.2. УК РМ. Где указанно: если обстоятельства указанные в части ( 1 ), предусмотренно соответствующей статьи особенной части настоящего кодекса, в качестве признака состава этого преступления, оно не может одновременно учитыватся как обстоятельства отягчающие ответственность. И более того, АП Комрат признало, что в данном деле, в отношении меня, нет обстоятельств отягчающие ответственность.
– В рамках данного дела, как судом Чадыр-Лунги, так и АП Комрат были констатированы, согласно ст. 76 УК РМ, обстоятельства смягчающие ответственность. Наличие несовершенолетнего ребенка, исключительно положительные характеристики, ранее не судимого, у психиатора и нарколога на учете не состою, супруга безработная, наличие постоянной трудовой деятельности, и другие обстоятельства.
– Так же, во время судебного разбирательства и вынесения решения, АП Кагул обязана была констатировать ст. 76 ч.1. п. l УК РМ. Обстоятельства смягчающие ответственность, в связи с тем, что нарушены сроки рассмотрения дела. И все сроки были нарушены не по моей вине, и более того, я неоднократно обращался с заявлениями о назначении судебных заседании. АП проигнорировала данные обстоятельства.
– АП Кагул применив максимальное наказание, вопреки требованиям ст. 76 УК РМ, ст. 78 УК РМ, ст. 79 УК РМ, ст. 117 п.b. УК РМ. Даже если предположить, что я виновен, то требования данных статей предусматривают минимальный размер наказания.
– В связи с выходом Актом об Амнистии от 2016 года и на основании ст. 107 УК РМ, АП Кагул должны были применить нормы Амнистии. О чем так же было подано заявление,что так же было проигнорировано.
– АП Кагул проигнорировала требования ст. 385 ч.4. УПК РМ. Никаким образом не сократили наказания за нарушение моих прав. Которых, как усматривается из данной жалобы, и что подтверждается материалами дела, более чем достаточно (более 250 известных мне).
– АП Кагул проигнорировала требование ст. 386 ч.5. УПК РМ. Т.е. на основании определения суда Кагул от 21.03.2019г. дело № 21ji-70/2019 время моего нахождения под арестом расчитывать следующим образом: два дня лишения свободы за один день ареста. Т.к. во время моего нахождения под арестом меня содержали в условиях противоречащих ст. 3 ЕСПЧ, о чем безоговорочно свидетельствует определение суда Кагул.
– АП Кагул не соблюдала требование ст. 417 ч.3. УПК РМ. Отказались констатировать нарушение законности и прав человека.
– Таким образом, на основании данных, приведенных в данной жалобе, в отношении меня, всеми судебными инстанциями РМ было нарушено ст. 6 ЕСПЧ. На справедливое судебное решение. В данном случае все судебные инстанции рассматривают дело в одностороннем порядке. Придерживаясь стороны обвинения.
Все судебные инстанции, в своих решениях, в принципе, перечисляют доводы прокурора, который изначально был заинтересован в исходе дела. Судебные инстанции изначально придерживаются позиции, что я виновен и пытаются всеми силами меня осудить.
– АП Кагул не соблюдала требование ст. 75 УК РМ. Применяя максимальное наказание, не учитывали условия жизни моей семьи.
– АП Кагул неоднократно отказывали в применении иной меры, не связанной с лишением свободы, находясь под арестом, на время судебных разбирательств.
– Даже если предположить, что я виновен, то применяя правильно нормы законодательства и время моего нахождения под арестом, на основании ст. 76, 78, 79, 107, 117 УК РМ и ст. 385 ч.4. ч.5. УПК РМ, судебная инстанция должна была освободить меня в зале суда.
– Таким образом, на основании изложенного в данной жалобе, что подтверждается материалами дела, в полном объеме, свидетельствует о фабрикации уголовного дела, в отношении меня, и отсутствие дияний элементов преступления. Т.е. в моих действиях нет состава преступления, что говорит о моей невиновности.
У сотрудников полиции и прокуроров изначально была задача не подвергать уголовному преследованию своих друзей, которые были причасны к убийству Мутавчи С. Которые проплатили прокурорам и судьям.
Учитывая столько процессуальных нарушений и то, что судебными инстанциями нарушается уголовно процессуальная процедура, при рассмотрении данного дела, и то, что судебные инстанции закрывают глаза на законность уголовного дела и на нарушение прав человека, вытекающих из данного дела, и никаким образом не предпринимают попытки защиты прав человека, однозначно следует, что судебные инстанции, в рамках данного дела, злоупотребляя властью, выносят заказные, незаконные решения. И тем самым, занимаются укрываельством преступлений, которые прокуроры и сотрудники полиции допустили в рамках данного дела.
Министерство Юстиции РМ никаким образом не реагирует. Генеральная прокуратура РМ, так же не реагирует. Высший Совет Магистратуры РМ не реагирует. Союз адвокатов РМ не реагируют, на то, что защитники не выполняют свои прямые обязанности и не защищают явно нарущеные права. Центр По Правам Человека РМ не реагирует. Примьер-Минитр РМ не реагирует. Призедент РМ не реагирует.
Все руководители государственных учереждении были уведомлены о данных нарушениях и не предпринимают никаких действий. Ответ один, суды независимы.
Требую срочного пересмотра дела и вынесенея нового законного решения.

 

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile tale sau dă clic pe un icon pentru a te autentifica:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Google

Comentezi folosind contul tău Google. Dezautentificare /  Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare /  Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare /  Schimbă )

Conectare la %s